Соединенные Штаты будут укреплять свои отношения с Туркменистаном, не обращая внимания на Россию
Печать: Шрифт: Абв Абв Абв
admin 20 Марта 2007 в 15:40:41
Достаточно вспомнить о том, как президент Казахстана Назарбаев решил присоединиться к проекту нефтепровода Баку-Тбилиси-Джейхан. Тогда некоторые обозреватели предрекали чуть ли не полный разрыв отношений между Москвой и Астаной и проблемы лично для Назарбаева. Ну и где теперь эти предрекатели и как поживает с тех пор сам транскаспийский нефтепровод?

Ю.Сигов: Туркменское "соло" на газовой трубе. США вновь "открывают" Ашхабад

Как и ожидалось, Соединенные Штаты после смерти
Сапармурата Ниязова решили "вновь" окрыть для себя Туркменистан и как можно плотнее установить контакты с новым руководством республики. И хотя многие обозреватели поспешили чуть ли не гарантированно записать Ашхабад в "вечные друзья Москвы" при новом туркменском президенте, судя по всему, ему придется (в отличие от своего скончавшегося предшественника) вести политический и экономический бизнес и с Соединенными Штатами.

Несмотря на то, что сам Бердымухаммедов считает себя последователем Туркменбаши, американцы уверены, что он будет более лоялен по отношению к Западу

Кто кого боялся?

Несмотря на то, что США всегда подчеркивали важность своего присутствия в районе Центральной Азии, далеко не со всеми республиками Вашингтону удавалось поддерживать нормальные отношения. Если связи и контакты с Астаной, Ташкентом и Бишкеком как-то сразу заладились, то в Таджикистане долгое время Соединенным Штатам не удавалось "сблизиться" с президентом Рахмоновым (главным образом - из-за гражданской войны в республике), а в отношениях с Туркменистаном так и вовсе долгое время был самый настоящий вакуум.

Показательно, что при всем своем стремлении максимально диверсифицировать международные отношения (сотрудничество с Россией, странами ЕС, Китаем, Ираном, Афганистаном) президент Туркменистана Ниязов тем не менее умышленно избегал "тесно прислоняться" к Соединенным Штатам - одному из главных игроков в Центральной Азии.

Кто-то считал, что подобная политика Ашхабада по игнорированию Соединенных Штатов просто недальновидна, а кто-то все списывал на некую "тонкую восточную игру" мудрого Туркменбаши, который, дескать, считал, что лучше жить без американской демократии, но зато гарантированно без "лишнего" присутствия тех, кто мог всю эту демократию в страну завезти (особенно большое раздражение вызывали у Ниязова американские неправительственные организации, которые свободно работали в соседних с Туркменистаном Казахстане и Кыргызстане).

В итоге в то время как практически все остальные страны Центральной Азии укрепляли свои связи с США плюс расширяли работу своих посольств в Вашингтоне (последним из республик Центральной Азии особняк для дипмиссии в столице США приобрел себе Таджикистан), Туркменистан лишь номинально присутствовал в Америке. В самом туркменском посольстве в Вашингтоне работали лишь два-три дипломата (к примеру, в посольствах Узбекистана и Казахстана их около двух десятков), да и со стороны американского руководства никаких особых сигналов к тому, чтобы активизировать контакты с официальным Ашхабадом не просматривалось.
Однако все кардинально изменилось после того, как в столице Туркменистана скончался Туркменбаши.

Как известно, на его похороны прилетал "главный специалист по "-станам" Центральной Азии - помощник госсекретаря Баучер. Кое-кто поспешил назвать подобный "невысокий" уровень американского гостя неким пренебрежением важности Туркменистана в международных делах (это если сравнивать все это с приездом российского премьера Фрадкова или президента Украины Ющенко). На самом же деле именно Баучер - этот тот самый человек, который очень влиятелен в плане донесения нужной и важной информации как до руководства страны, которую он посещает в Центральной Азии, так и до собственного президента.

Поэтому, побывав на похоронах Туркменбаши, американский дипломат сообщил в Вашингтоне: нормализовать отношения с Туркменистаном и устанавливать личные и прочные контакты с новым туркменским руководством - в интересах Соединенных Штатов. А раз так, США четко и планомерно решили проталкивать свои идеи в Ашхабаде, направив туда по следам Баучера другого высокопоставленного дипломата - Стива Манна.

"Не волнуйтесь, ваш газ у вас никто не отберет"

На переговорах в Ашхабаде представитель Соединенных Штатов выразил готовность его страны всячески содействовать Туркменистану в развитии топливно-энергетического сектора, и в частности - проведению модернизации предприятий газовой индустрии. Заявив о подобном стремлении развивать сотрудничество с Ашхабадом на встрече с президентом Бердымухаммедовым, первый заместитель помощника госсекретаря США по вопросам стран Южной и Центральной Азии Манн также подчеркнул, что у Соединенных Штатов и Туркменистана всегда была взаимная симпатия друг к другу, поэтому никаких препятствий для нормализации отношений между Ашхабадом и Вашингтоном попросту не существует.

Представитель госдепартамента также выразил желание администрации Буша расширить взаимодействие в области здравоохранения и образования, причем США готовы предоставить Ашхабаду как новое медицинское оборудование, так и провести подготовку медицинских кадров у себя в стране.

Интересно, что российская пресса тут же расценила визит Манна в Туркменистан и его переговоры с Бердымухаммедовым как попытку Вашингтона якобы любыми путями подорвать позиции России в газовом секторе страны и развернуть в итоге "большую туркменскую газовую трубу" в направлении Каспия, а далее - на Азербайджан, Грузию, Турцию и Средиземное море. При этом как-то забывается желание самого руководства Туркменистана максимально диверсифировать пути доставки природного газа из Туркменистана на мировые газовые рынки. Не секрет, что Ашхабад фактически все эти годы после развала СССР оставался "газовым заложником" России и все время пытался найти новые, альтернативные российским маршруты своего экспорта газа в ту же Европу.

Также надо учитывать тот факт, кто именно приезжал сейчас в Ашхабад из Вашингтона. Стивен Манн - один из самых успешных и профессиональных дипломатов в госдепе, он в 1998 - 2000 годах был послом Соединенных Штатов в Туркменистане, и еще в то время предлагал Туркменбаши начать прокладку нового газового маршрута в Европу, минуя российскую территорию.

Однако тогда Ниязов, которому все время мерещелись "американские происки", откровенно на разрыв с Россией не пошел и пообещал детально рассматривать американские газовые предложения "позднее". В итоге президент Туркменистана в декабре скончался, США вновь напомнили Ашхабаду о своей идее проекта газового транзита по маршруту Туркменистан - Азербайджан - Грузия - Турция - Западная Европа, а новое руководство республики, судя по всему, очень обрадовалось тому, что вариант диверсификации путей транспортировки газа из Туркменистана на мировые рынки окончательно не похоронен.

Было бы что транспортировать, а покупатели найдутся

Между тем до сих пор неясно, достаточно ли у Туркменистана запасов природного газа. У бывшего лидера страны планов было много - и России продавать газ, и Украине, и странам Западной Европы, и Китаю, и Ирану (правда, с Тегераном действовала форма своего рода обмена поставками - для сокращения транспортных расходов Туркменистан поставлял свой газ в северные районы Ирана, а Иран эти же объемы газа продавал для Туркменистана на мировом рынке).

В начале прошлого года независимые эксперты стали подвергать серьезным сомнениям данные о том, какими же реально запасами газа обладает Туркменистан, на каких месторождениях, кто и как проверял наличие этих запасов. Так, еще Туркменбаши в свою бытность заявлял о том, что его республика готова добывать 240 млрд кубометров природного газа к 2010 году.

Однако затем специалисты из Западной Европы и США заявили, что эти цифры абсолютно нереальные и максимум, что сможет добывать Туркменистан,- это чуть больше 100 млрд. кубометров в год. Если эти расчеты верны, то Туркменистану, дай Бог бы, хватило покрыть такими объемами поставки в Россию и на Украину, а о каких-то грандиозных идеях типа прокладки транскаспийского газопровода или поставок газа в Китай и вовсе можно смело забыть.

Проблема заключается еще и в том, что Ниязов не позволял профессиональным западным аудиторским компаниям проводить геологоразведочные работы в Туркменистане. Официально власти могли фактически называть любые цифры о запасах газа в Туркменистане, но что под землей хранится на самом деле - тайна, покрытая мраком.

Так, официальный Ашхабад неоднократно заявлял в бытность президента Ниязова о том, что запасы перспективного Иолотанского газового месторождения достигают примерно 7 трлн. кубометров газа, что более чем в два раза превосходит запасы знаменитого Штокмановского газового месторождения в России.

Между тем, чтобы удостовериться в том, что такое количество газа действительно хранится в туркменской земле, необходимо было провести независимый аудит газовых запасов республики или как минимум опять-таки независимыми компаниями провести геологоразведку территории республики (а это стоит не один десяток миллионов долларов, и тратить такие деньги на данном этапе правительство Бердымухаммедова явно не горит желанием).

Кстати, бывший туркменский президент в 2004 году предлагал руководству российской компании "Газпром" провести такую геологическую разведку, однако в Москве посчитали, что овчинка выделки не стоит, и тратить миллионы долларов на поиски "кота в мешке" российские газовики не захотели.

Позднее Ниязов неоднократно обращался с подобными просьбами к руководству ряда стран Западной Европы, в том числе - Великобритании и Голландии, но вразумительных обещаний от них так и не услышал. Между тем в европейских столицах ждали, что подобные расходы все же понесет Россия, а если уж русские найдут в Туркменистане новые газовые месторождения, то тогда можно будет предложить Ашхабаду и свои услуги по добыче и доставке газа на мировые рынки.

Что же касается США, то в Вашингтоне попросту выжидали, когда в Туркменистане к власти придет более проамериканский и прагматичный лидер, нежели Ниязов. До последнего времени Запад также сомневался в необходимости инвестировать средства в разведку газа на территории Туркменистана, но теперь, когда власть в Туркменистане сконцентрирована у вполне вменяемого человека - Бердымухаммедова, руководство Соединенных Штатов приняло в отношении Туркменистана важное политическое решение развивать сотрудничество и укреплять связи в сфере газового и энергетического сектора.

Со своей стороны, Соединенные Штаты, отправив в Ашхабад Манна, показали, что Америка готова к совместной работе с Туркменистаном. Если Бердымухаммедов проявит политическую гибкость и не менее важную в этой ситуации восточную хитрость, то он сможет построить свою политику в отношениях с Вашингтоном и Москвой по казахстанскому варианту. И те и другие для Туркменистана важны, а "газовый пряник" так и вовсе может стать для Ашхабада той самой козырной картой, которую он может вполне успешно разыгрывать уже в самое ближайшее время.

При этом если Туркменистан начнет задумываться о том, а стоит ли ему продолжать выполнять заключенный Ниязовым контракт с "Газпромом", то российская сторона может понести очень существенные потери в плане поставок в страны Западной Европы своего газа (напомню, что покупая газ в Туркменистане по более дешевой цене для внутренних российских нужд, "Газпром" продает уже российский газ по совсем другим ценам в страны Западной Европы).

Правда, для того чтобы попытаться развернуть "туркменскую газовую трубу" в сторону Каспия, Ашхабаду потребуется огромное количество денег, которых у него нет. В этом случае США при желании могут подбить свои компании активно присоединиться к проекту газового трубопровода под Каспием на Азербайджан и Турцию, как это было сделано в свое время при строительстве нефтепровода Баку-Тбилиси-Джейхан.

Только наивные могут думать, что американский бизнес существует сам по себе, а политика - отдельно. Если политическое решение толкать прокладку газопровода в райне Каспия будет в Вашингтоне принято, то деньги - сколько бы миллиардов этот проект ни стоил - ведущие американские компании найдут без проблем. Другой вопрос, как поведет себя по отношению к Туркменистану и лично Бердымухаммедову Россия, а этого не знает пока никто.

Но, как показывают примеры совсем недавней истории, особого гнева Москвы в Ашхабаде, наверное, бояться не стоит. Достаточно вспомнить о том, как президент Казахстана Назарбаев решил присоединиться к проекту нефтепровода Баку-Тбилиси-Джейхан. Тогда некоторые обозреватели предрекали чуть ли не полный разрыв отношений между Москвой и Астаной и проблемы лично для Назарбаева. Ну и где теперь эти предрекатели и как поживает с тех пор сам транскаспийский нефтепровод?

Так что у Туркменистана сейчас есть в распоряжении очень важный и эффективный рычаг политической игры в регионе - а именно газовая труба. И если Бердымухаммедов талантливо и грамотно "сыграет" на этой "трубе", то Туркменистан может стать еще одним "многовекторным" государством Центральной Азии, вне зависимости от того, что по этому поводу скажут и в Москве, и в Вашингтоне.

Источник - Деловая неделя, Казахстан
Добавить сообщение
Чтобы добавлять комментарии зарeгиcтрирyйтeсь