Е.Панов: Номады 2012 года. Скорые перемены в мире сметут все энергетические империи
Печать: Шрифт: Абв Абв Абв
admin 07 Февраля 2008 в 10:42:20
"Сегодня мир меняется быстрее, чем люди…. Ритмы и темпы современного мира с каждым днем все убыстряются, и, чтобы соответствовать им, люди должны искать новые пути для успешного выхода на опережающие действительность рубежи. Для культуры Великой степи, наследниками которой мы являемся, характерны открытость мышления, мобильность, адаптивность и готовность к переменам… Все это является той духовной основой, которая позволит народу Казахстана с легкостью воспринять грядущий виртуальный мир без границ и стать его полноправными конкурентоспособными гражданами".

Вы не поверите, но это начало обыкновенного делового документа – стратегии развития Национального научно-технологического холдинга "Самгау". Он образован в 2007 г. с целью "создания благоприятных условий для научно-технологического развития и формирования фундамента высокотехнологичного общества в Казахстане путем предоставления равного доступа всем гражданам, вне зависимости от их социального статуса, возраста и географического месторасположения, к знаниям, информации, информационно-коммуникационным услугам, технологиям". Задачи холдинга: во-первых, инвентаризация казахстанской науки (способна ли она, в самом деле, рождать по-настоящему ценные и не противоречащие коммерциализации замыслы, производить высокие технологии; усилиями каких подразделений научного корпуса создается в стране инновационная среда); во-вторых, разработка государственной программы научных исследований (приоритеты давно определены, их не раз называл президент Назарбаев – информационные технологии, космос, нанотехнологии, ядерная энергетика и альтернативные источники энергии, биотехнологии плюс технологии нефтедобычи, добычи полезных ископаемых и сопутствующие технологии); в-третьих, отбор из тех имеющихся технологий, что могли бы без всяких оговорок заинтересовать инвесторов. Сквозь мелкое сито экспертизы сумели протиснуться пять проектов: фармакологический, металлургические… Хороших проектов, базирующихся на хороших технологиях. Но – не прорывных. Не "самых-самых".

На "самый-самый", воистину прорывной проект инвесторов пока не искали. Он еще не доработан окончательно. Однако его суть ясна. Что, по убеждению его авторов – а это молодые лидеры "Самгау", – должно прежде всего обеспечить конкурентоспособность Казахстана в мире, который "меняется быстрее, чем люди"? Нефть? Нет. Сегодня имеет шансы только тот, кто предлагает инновационные продукты. Какой же продукт из их числа в состоянии дать миру Казахстан? Человека. Того, что меняется медленнее мира и потому сохраняет наследственный, социальный, исторический капитал, который может быть чрезвычайно востребован современностью.

Согласитесь, это неожиданный ответ. Но ответ совершенно серьезный, конструктивный и плодотворный. Конкурентоспособность, успешность в сегодняшнем мире, способность народа к прорыву в той или иной области во многом задается генетическими факторами, говорят идеологи "Самгау". Народ Казахстана наследует культуре Великой степи, созданной за тысячелетия евразийского пути. Что для нее характерно? Открытость миру. Что означает это в практическом плане, технологически? Органическую способность воспринимать и перерабатывать большие объемы информации, в том числе образной, художественной, толерантность к ее содержанию, приятие религий и культур, динамизм и свободу мышления, бесстрашие мировоззрения. Мобильность, адаптивность – это быстрота реакции, умение собраться. Для наследников кочевников-номадов нет границ, их понимание пространства-времени гораздо глубже, чем у генетически оседлых народов. Они принимают решения стремительно и смело… Современная цивилизация нуждается в этих качествах. Она нуждается в духовных ценностях, наработанных цивилизацией кочевников, в их органическом номадизме – философии духовного странничества, подвижничества духа. Нуждается в обмене умениями и знаниями, диалоге, поиске, интеркультурном синтезе, в новом – ноосферном – видении реальности и отношении к ней, в новых, ноосферных технологиях, новом, ноосферном порядке вещей, основанном не на власти денег и праве сильного, а на ноосферном сотрудничестве.

Это видение, говорят идеологи "Самгау", органично присуще наследникам номадов, потомкам кочевников – современным казахстанцам. Конечно, все это богатство еще предстоит очистить от вековых наслоений и, придав ему современный блеск, использовать для построения успешного государства и превращения в успешную нацию. Строительство должно начинаться со школы, которая станет воспитывать нового человека с номадическими чертами. Отсюда же, со школы, должен идти параллельный процесс – построение общества равных возможностей, где человек, имея гарантированные условия для старта, сам отвечает за свое будущее. Человек с инициированной номадической генетикой, с проявленной и выраженной психической, интеллектуальной, физической, социальной наследственностью, к тому же выросший в обществе равных возможностей, имеющий за счет этого определенные преимущества перед типичным представителем стран "золотого миллиарда", будет вполне конкурентоспособен на международной арене ХХI в.

…Ну что ж, поаплодируем лидерам "Самгау" и обратимся к делам нашим скорбным. Спросим: какие национальные черты русских дадут нам, с одной стороны, определенные конкурентные преимущества на мировой арене, а с другой – окажутся востребованными в процессе глобального разделения труда, позволят России занять достойное место в современном мире – именно для нее уготованное место, сыграть предназначенную только ей роль? На этот вопрос отвечали – и ответили – Пушкин и Достоевский, Чаадаев и Герцен, Бердяев и Сергей Булгаков и многие другие русские философы, писатели, богословы. И современные российские мыслители тоже отвечали. И ответили – и Николай Морозов, и Сергей Сухонос, и их соратники… Понять Россию умом, оказывается, можно. И сделать прагматичные выводы. И предложить их политикам, партийным боссам и государственным мужам для практического использования. Однако тех, кто принимает решения, касающиеся всей страны, всех нас, российская народная генетика не интересует. В России не пишут стратегий развития, хотя бы отдаленно похожих на ту, что составили в казахстанском научно-технологическом холдинге "Самгау". Власть у нас уповает не на человека – носителя уникальных нравственных качеств, непревзойденного интеллекта, неповторимого мировоззрения. Ставки власти все те же: нефть, газ, утопия по имени "энергетическая империя". Все это старо. Скучно. Безнадежно. Неадекватно…

Почему? Да хотя бы потому, что интеллектуальные ресурсы цивилизации брошены на поиск альтернативных источников энергии. Прорыва на этом глобальном фронте, по дружным прогнозам аналитиков, осталось ждать не так уж долго. Или даже совсем недолго. Он может случиться уже в 2012 г., но с большей вероятностью – в 2018-м, с еще большей – в 2024-м. Артур Кларк, известный писатель, ученый, футуролог предсказывает появление портативных квантовых генераторов, способных черпать неограниченную энергию из вакуума, уже в 2010 г. Так или иначе, но российское "нефтегазовое благоденствие" рано или поздно закончится. Потребуется новая энергетическая стратегия. Вернее, энергоэкологическая. И не только нам – всей планете. Основой для ее разработки может послужить глобальный прогноз "Энергоэкологическое будущее цивилизаций". Над ним работают специалисты России и Казахстана – стран, которым принадлежат отнюдь не последние места в планетарной энергетике, а стало быть, и важная роль в ее трансформации.

Об этом грандиозном деле – о переходе к альтернативным, экологически чистым источникам энергии, о становлении ноосферного энергоэкологического способа производства и потребления в масштабах планеты, о создании механизма глобального партнерства для решения экологических и энергетических проблем в масштабе Земли – говорилось на ХХII Междисциплинарной дискуссии и сопровождавшей ее интернет-конференции "Россия и Казахстан в энергоэкологической революции ХХI века" в ноябре 2007 г. в Москве. Говорилось о том, что на смену индустриальной цивилизации идет постиндустриальная – гуманистическая ноосферная, что облик и образ жизни человечества качественно меняется, что к середине ХХI в. оно станет иным, чем мы его привыкли видеть на протяжении двух последних столетий. Говорилось, что все эти перемены делают будущее хаотичным, неустойчивым, трудно предсказуемым, а в настоящем нарастает глобальный кризис, и оттого недостатка в мрачных прогнозах нет, по мере приближения к 2012-му человечеством все больше овладевают чувства растерянности, уныния, безнадежности.

Однако будущее не фатально, пришли к выводу участники дискуссии. Достойным ответом разумного человечества на климатические, экологические и энергетические угрозы будет переход к ноосферному способу производства и потребления. Он займет, по прогнозам, не менее 30–40 лет, потребует организации глобального партнерства, инвестиций в объеме нескольких триллионов долларов – как государственных, так и частных, со стороны мирового финансового капитала, перестройки образа жизни миллиардов людей, изменения структуры экономики, распространения энергосберегающей ноосферной этики. Видимо, все эти грандиозные сдвиги и будут означать начало очередного витка антропогенеза, на который, согласно предположениям академика Н.Н. Моисеева, придется перейти людскому роду ввиду нарастающего кризиса.

Человек с инициированной номадической генетикой будет вполне конкурентоспособен на международной арене ХХI в.

Показательно, что с казахстанской стороны на дискуссии присутствовали чиновники очень высокого ранга во главе с заместителем главы президентской администрации, доктором физико-математических наук В.С. Школьником. А с российской – одни ученые. То есть государство Российское, во-первых, показало, что на разные планетарные стратегии ему наплевать, во-вторых, не удостоило вниманием проблему планетарного кризиса. Казахстанское – и к стратегиям, и к кризису отнеслось серьезно, да и как иначе можно отнестись к предстоящим огромным переменам? Эта реакция адекватна и во-первых, и во-вторых, и в-десятых. А вот российская реакция – нет. Так реагируют, когда надеются укрыться от надвигающихся катаклизмов где-нибудь на Марсе…

"Взаимосвязь между человеческой цивилизацией и Землей кардинально изменилась. То, что мы вступили в столкновение с экологической системой планеты, в результате чего начинается распад ее наиболее чувствительных компонентов, стало печальной реальностью. Кризис набирает обороты – значительно быстрее, чем можно было предполагать.

В любом уголке планеты – на суше и на море, в тающих льдах и исчезающих снегах, в волнах засухи и зноя, в водоворотах ураганов и слезах беженцев, – повсюду мир находит новые неопровержимые свидетельства того, что природные циклы меняются в корне…"

Так пишет нобелевский лауреат 2007 г. Ал Гор в своей увенчанной премией книге "Неудобная правда. Глобальное потепление. Как остановить планетарную катастрофу". Главная мысль Гора: климатический кризис действительно совершенно реален и действительно крайне опасен. Мы можем согласиться с бывшим вице-президентом США. Глобальное потепление – реальность. Процесс развивается буквально на глазах, примеров достаточно. За последнее столетие температура воздуха на территории того же Казахстана повысилась на полтора градуса. Это больше, чем среднее, на 0,6 градуса, повышение по планете. Еще больше за последние 100 лет температура поднялась в Сибири – на 3,5 градуса, а средняя температура зимы повысилась там вообще на 4,7 градуса.

Можно ли повернуть эти процессы вспять, остановить? Притормозить, на худой конец? А для начала согласовать позиции членов мирового сообщества, нащупать пути к объединению ради решительных и быстрых действий? Ради этого собиралась в сентябре 2007 г. Генеральная Ассамблея ООН, обсуждала вопросы изменения климата и экологические вопросы – впервые за все время существования организации. А до сессии в Нью-Йорке экологические проблемы, тоже едва ли не впервые, поднимали на своем последнем саммите лидеры "Большой восьмерки". Экологии, и тоже впервые, отдали дань и на "чисто экономическом" Давосском форуме. А это значит, что игнорировать надвигающийся кризис дальше стало невозможно. Брошенный цивилизации вызов очевиден, и ввиду его очевидности у активной и дееспособной части человечества включился наконец инстинкт самосохранения. Но, чтобы найти выход, адекватно ответить на вызов, придумать и реализовать необходимые и достаточные меры, нужно еще обязательно включить разум.

Разум повелевает как можно пристальнее вглядеться в происходящие в мире процессы и сделать беспристрастные выводы. Один из них таков: если процессы пойдут с нарастающим ускорением, а это вполне возможно из-за ноосферного уплотнения времени, то ждать климатических катаклизмов осталось каких-то четыре года. До наступления 2012-го. "Проблемой-2012" озабочены во всем мире. Коллективный разум человечества чем дальше, тем больше склонен считать 2012 г. рубежным, "годом перехода к новому состоянию планеты, цивилизации и человека". Годом, когда мир кардинально изменится. Он станет миром свершившейся глобальной катастрофы. Или, может быть, миром, прорвавшимся в ноосферную реальность. Или миром, катящимся к закату, к неотвратимому концу. Миром новых ценностей. Новых подходов. Новых знаний. Новых технологий. Новых людей… Неопределенность как никогда велика. Будущее скрыто в тумане.

Едва ли не первым, кто заронил сомнения в том, что будущее явится простым и понятным линейным продолжением настоящего, был Хосе Аргуэльес – художник, поэт, историк, философ, собиратель и толкователь древнего знания. Его знаменитая книга "Фактор майя. Внетехнологический путь" вышла в 1987 г. Ее оценили как "космических масштабов вызов для привычных представлений". Аргуэльес предрек человечеству радикальное изменение сознания в результате "галактической синхронизации", которая произойдет после окончания Великого цикла майя, начавшегося в 3113 г. до н.э. и должного закончиться именно в 2012-м. Цикл – это грандиозная универсальная мировая константа, над которой мы не властны. И если цикл должен закончиться, то он закончится в срок. И в срок наступит другой. Идущий на других энергиях. Поэтому Земле не избежать энергетической перестройки, а человеку и человечеству – еще и духовной. Всем нам предстоит неизбежный переход к новому состоянию планеты и цивилизации.

За 20 лет предсказания Аргуэльеса много раз дополнялись, уточнялись, конкретизировались и детализировались. К выработке точного прогноза приложили руку ученые, политики, футурологи, философы, религиозные деятели и вообще все желающие. Теперь следующий цикл, который начнется в 2013 г., видится как носитель противоположных энергий – негативных и позитивных. Под действие первых, вызывающих деструкцию и хаос, попадет планета, поэтому климатические потрясения вполне вероятны. Вторые, антиэнтропийные, способствующие творчеству, станут благоприятно влиять на человечество, поэтому вполне вероятен технологический прорыв, переход цивилизации к новой сумме технологий уже в 20-х гг. ХХI в., а то и раньше.

Возможно, переход произойдет квантовым скачком, ибо ноосфера – это новое грандиозное качество, и самый прямой путь в ноосферную реальность – не медленное и постепенное вползание, а кардинальная перемена качества. Возможно, она будет происходить под действием последовательности пассионарных энергетических импульсов и состоять из последовательности пассионарных рывков (создатель теории этногенеза Л.Н. Гумилев говорил о "пассионарных толчках", объединяя, видимо, импульс и следующий за ним рывок).

Скачком может измениться и сумма технологий. Возможно, эти технологии будут извлечены человеком из самого себя, из глубин собственного существа, из собственного организма, который есть система наиболее совершенных технологий. Человек перестанет нуждаться в "технологических протезах", в инструментах и приборах, ибо сам он – лучший и притом самодостаточный инструмент и прибор. Набор необходимых средств, установок, устройств он носит внутри себя.

На смену индустриальной цивилизации идет гуманистическая ноосферная

Вывод? Он прост и очевиден. Разрабатывая умные программы, составляя амбициозные планы, реализуя национальные проекты, мы не имеем права пренебрегать не только угрожающими факторами, но просто до конца неясными, неопределенными. "Если в нашем доме завоняло серой, – сказано у Стругацких, – мы просто обязаны предположить, что где-то рядом объявился черт с рогами, и принять соответствующие меры, вплоть до организации производства святой воды в промышленных масштабах". В 2012-м мы можем узреть этого "черта" воочию. Значит, готовиться к встрече надо сегодня. В Казахстане, например, к ней готовятся. Не надеясь на американского или российского "дядю", не дожидаясь рекомендаций ученых (которые еще не пришли к единому мнению и неизвестно, когда придут). По предложению министра охраны окружающей среды Казахстана Н. Искакова комплектуется мощная команда аналитиков. Ее основная задача – выработать рекомендации подстройки программ развития под не зависящие от нас характеристики будущего мира, сформировать заказ на технологии, которые в нем понадобятся. Тот, кто нащупает верный путь, кто поставит себе цель "устоять и прорваться", кто начнет действовать без промедления, кто сумеет подготовиться к 2012-му, тот и станет мировым лидером, говорит министр. А главное – элементарно уцелеет.

И это действительно главное. Это, а не рынок. Успехи и вообще вся жизнь страны не могут измеряться лишь процентами экономического роста. Целевая функция развития меняется, утверждает Искаков. Оно должно быть устойчивым и только устойчивым, то есть сбалансированным по трем векторам – экологическому, социальному, экономическому и идти с нарастанием полезной мощности системы. Мощностной резерв позволит нейтрализовать влияние возмущающих факторов, пусть и не до конца, ибо воздействовать на процессы эволюционного уровня мы способны лишь в некоторых пределах. Неопределенность остается неопределенностью, но "смягчить" ее все-таки можно, и не исключено, что значительно. Устойчивое развитие имеет определенный запас прочности для покрытия экстремумов, например, погодных и вообще климатических пиков обоих знаков.

Устойчивое развитие, как сказал недавно президент Назарбаев, становится "казахстанским брендом". Интересно, что в основу обеспечивающих его программ положены идеология, методология и проектология российской школы устойчивого развития в лице П.Г. Кузнецова, Б.Е. Большакова и О.Л. Кузнецова. В России она не востребована, хотя является прямым и конструктивным продолжением идей русского космизма. Как обычно, лучшее из созданного национальным интеллектом не укрепляет страну, потому что отвергается бюрократией. А ведь она и понятия не имеет, что надо предпринять, когда почти наверняка изменится климат, начнутся неизбежные перемены в среде обитания, когда вызванная появлением новых технологий инновационная лавина захлестнет земной шар и покончит с "энергетическими империями". Она и представить себе не может, что ждет нас в новом мире 2012, 2018, 2024 гг., что будем делать, если придется заботиться не о нефтедолларах, а об элементарном выживании, не о том, чтобы разбогатеть на нефти, а о том, сумеем ли дотянуть до момента, когда придумаем средства спасения.

Неадекватность власти – вот что больше всего удручает. Ее духовное, интеллектуальное, моральное, профессиональное несоответствие масштабам и сложности стоящих перед страной задач. Бюрократия явно не способна мыслить необходимыми сегодня категориями, быстро осознавать ситуацию, вырабатывать представления о будущих вызовах и угрозах. Еще хуже, что она не способна решительно и грамотно действовать. И это не беда власти – она не пропадает, это беда страны, беда народа, наша общая беда.

Евгений ПАНОВ
№ 2 (179) / 04 февраля 2008

Источник - Политический журнал
Добавить сообщение
Чтобы добавлять комментарии зарeгиcтрирyйтeсь