В погоне за казахским ураном ("Asia Times", Гонконг)
По мере роста глобального спроса на атомную энергию, страны, обладающие запасами урана, готовятся пожинать плоды огромных экономических и политических дивидендов от производства и экспорта этого вида ресурсов. Тем не менее, прибыли могут сопровождаться затратами, так как глобальная конкуренция между крупными державами усилится, одновременно повышая риски, связанные с экологией, со здравоохранением и с вопросами распространения как на глобальном, так и на региональном уровнях.

Эта борьба также касается Казахстана, обладающего одними из крупнейших в мире запасов урана, который в своем желании стать глобальным поставщиком ядерного топлива и реакторов сталкивается с конкуренцией со стороны России, Японии и Китая.

В отчете Nomura International прогнозируется дефицит урановой руды в ближайшие пять лет, и также отмечается, что Китай, Индия, Россия и Южная Корея будут в наибольшей степени ответственны за рост глобального спроса на уран в будущем. В мире построено 53 атомных станции, и к 2030 году планируется возвести еще примерно 500. Австралия, Казахстан и Канада, которые ныне поставляют 60% всего потребляемого в мире урана, являются крупнейшими в мире источниками и производителями этого вида сырья. Казахстан, в частности, рассматривается в качестве критически важного поставщика, который сможет удовлетворить растущий глобальный спрос на уран.

Его расчетные запасы урана, вторые по величине в мире, составляют порядка 19% общемировых запасов. В 2009 году Казахстан стал крупнейшим в мире производителем урана, обойдя по этому показателю Канаду и Австралию. Он заключил урановые сделки с такими отдаленными друг от друга странами как Япония, Индия, Китай, США, Южная Корея, Канада, Франция и Россия. Сейчас он нацелен на то, чтобы расширить производство урана до тридцати тысяч тонн к 2018 году с 18 тысяч тонн, которые планируется произвести в 2010 (так в тексте, прим ред.). На данный момент в стране разрабатывается 21 урановое месторождение. Казахстан хочет производить атомную энергию и стать крупным поставщиком ядерного топлива и реакторов.

Казахстан заинтересован в получении прибыли от экспорта энергоресурсов для диверсификации поставщиков и усиления своего геополитического положения по отношению к двум своим крупным соседям - России и Китаю. Быстро растущий Китай - перспективный партнер Казахстана, настороженно относящегося к экономическим интересам Москвы и ее стратегическим целям сохранить свой великодержавный статус на постсоветском пространстве.

Россия - третья страна в мире по объемам запасов урана и четвертая по уровню его производства. Однако она сталкивается с серьезными производственными трудностями из-за географических условий, заставляющих ее добиваться урановых соглашений с такими странами как Австралия и Казахстан. России нужно производить порядка 20 тысяч тонн урана ежегодно, чтобы удовлетворить свои ядерные потребности к 2025 году.

В 2007 года она произвела всего 3 413 тонн урана. После запуска совместного российско-казахского предприятия в Казахстане российское урановое производство выросло до 3 527 тонн. В 2006 году две страны согласились организовать три совместных предприятия в атомной области, стоимость разработки которых оценивалась в 10 миллиардов долларов, которые должны заниматься разработкой, обогащением и строительством атомных реакторов, включая перспективу строительства атомных электростанций в Казахстане и других странах.

В плане обогащения урана Казахстан зависит от России, на долю которой приходится 45% всех мировых мощностей по обогащению урана. Однако Мухтар Джакишев, бывший глава казахской атомной госкомпании Казатомпром, выражает озабоченность по поводу сотрудничества Казахстана и России в целом.

Казахстан попытался избежать этого, сотрудничая с Японией и Китаем. Технологически сильная Япония, как ожидается, будет получать до 41% всей своей электроэнергии от атомных станций к 2017 году. В стране работает 55 атомных реакторов, в будущем планируется построить еще одиннадцать. Это дает выгодные перспективы для Казахстана, который хочет занять 40-процентную долю на японском урановом рынке. Такие компании как Marubeni, Tokyo Electric Power, Chubu Electric Power, и Tohoku Electric Power уже заключили соглашения с Казатомпромом по разработке урановых месторождений Харасан-1 и Харасан-2 в Казахстане, при этом ставится цель произвести 160 тысяч тонн урана к 2050 году. Казатомпром и японские Sumitomo Shoji и Kepko также разрабатывают казахское месторождение Западный Мункудук. Казатомпром также владеет 10% акций в Westinghouse Electric, одном из крупнейших в мире поставщиков атомных реакторов. Астана и Токио сейчас изучают возможность строительства атомной электростанции в Казахстане.

Казахско-китайское сотрудничество особенно заметно. Китай, ведущий потребитель и производитель атомной энергии в мире, уже является крупнейшим покупателем казахского урана. В 2007 году Казатомпром и китайская Guangdong Nuclear Power Group заключили соглашение о производстве ядерного топлива. В апреле 2009 Китай и Казахстан создали предприятие «Семизбай-U» в Ирколе, планируя производить 750 тонн урана ежегодно. Зам главы государственного управления по энергетике в Китае Тянь Чжимин так прокомментировал аппетит Пекина к ядерной энергии: «Китайская народная республика станет крупнейшим в мире потребителем урана к 2030 году, обойдя Соединенные Штаты. Это вопрос времени».

В 2011 году две стороны достигли соглашения о поставке 55 тысяч тонн урана в ближайшие 10 лет. «Девятнадцать атомных комплексов будет построено в Китае, и еще 25 запланированы. Это огромный потенциальный рынок. В долгосрочной перспективе Казахстан может поставлять до 40% ядерного топлива. Это десятки миллиардов долларов прибыли», - отметил президент Казахстана Нурсултан Назарбаев.

В свете этого риски в области безопасности, связанные с борьбой крупных держав за доступ к казахскому урану, не являются невероятными. Что делает для Казахстана жизненно необходимой задачу не переиграть свою внешнюю стратегию сбалансированности по мере процесса консолидации своего суверенитета и поддержания курса на экономическую модернизацию.

Казахстан должен учитывать внутренние риски. Его амбиции по поставкам ядерного топлива как на внутренний, так и на внешний рынок вызывают озабоченность, связанную с вопросами экологии, здравоохранения и нераспространения, учитывая недостаток профессиональных кадров в стране и недостаток экологических стандартов и стандартов безопасности. Многие люди до сих пор страдают от последствий более чем 450 испытаний ядерного оружия, проведенных в стране в советскую эпоху.

Ядерные инциденты в Японии после последнего цунами и потенциальные российско-казахские планы строительства атомной станции в Актау уже вызвали вспышку антиядерных настроений в стране. Многие боятся, что широкое распространение коррупции и расположение страны в нестабильном регионе усиливают риск того, что Казахстан может даже против своего желания стать крупным распространителем ядерных технологий.

Задача смягчить эти риски - важный вызов для Казахстана и других сил, в то время как мир продолжает сталкиваться с ростом спроса на атомную энергию и борьбой за драгоценные урановые запасы.

Роман Музалевский (Roman Muzalevsky) - аналитик по международным делам и вопросам безопасности.

http://www.atimes.com/atimes/Central_Asia/MD19Ag01.html

www.titus.kz
яндекс.ћетрика