Пропали миллионы, похищенные из церкви (видео)
Подсудимые подозревают, что деньги забрали полицейские


Александр Зайчиков, Антон Алимской и Александр Ежов (слева направо).

Трое парней, которые в августе вскрыли сейф в святовведенском соборе, клянутся, что не истратили ни копейки из похищенного. Однако владыка Севастьян заявляет, что недосчитался 41 миллиона тенге. Молодые люди подозревают, что деньги присвоили полицейские. И доказывают, что у оперативников были для этого все возможности.

На скамье подсудимых трое молодых парней – Александр Ежов, Александр Зайчиков и Антон Алимской. В августе они приехали из Алматы. Ежов и Алимской – бывшие повара, они рассчитались с работы. И, как утверждают подсудимые, взяли железнодорожные билеты до Караганды, потому что просто хотели посмотреть незнакомый город.

«Горыныч»

Зайчиков – единственный, кто до того в Караганде уже жил – при церкви. Он рассказал, что много лет был знаком с отцом Севастьяном. Дело в том, что Зайчиков сирота. Батюшка заменил ему отца. Относился к Саше как к родному сыну, опекал, наставлял и во многом ему доверял. Когда священник еще служил настоятелем в алматинском храме, тот жил при храме. Потом батюшка переехал в Караганду, где стал управляющим Карагандинской епархией. Молодого человека отец Севастьян позвал с собой на новое место. Причем если за работу в алматиснком храме Зайчикову ничего не платили (он был на полном содержании церкви), то в Караганде ему уже назначили зарплату в сорок тысяч тенге. Однако через некоторое время что-то произошло между владыкой и его подопечным. И молодой человек из храма ушел.

Он вернулся в Алматы и временно поселился в доме у своего приятеля Ежова, с которым, кстати, тоже познакомился в церкви (Ежов тоже когда-то жил при храме). Зайчиков стал наниматься на стройки разнорабочим. И, по словам подсудимого, на одной из таких строек ему подарили «горыныч» – сварочный аппарат, с которым он позже и решился пойти на преступление.

Зайчиков утверждает, что изначально ничего дурного не замышлял. Однако «горыныч» в доме Ежова не хранил, прятал неподалеку «в кушарах». Говорит, что такой предмет не вписался бы в домашнюю обстановку.


Сейф

В августе трое приятелей решили поехать в Караганду. Двое из них были налегке, а Зайчиков повез собой все свои вещи, в том числе и сварочный аппарат.

Подсудимые утверждают, что идея обворовать церковь возникла совершенно случайно – когда они проходили мимо храма.

- Сидели, общались, – рассказывал Александр Ежов. – Так получилось, что беседа закрутилась на эту тему. Саня предложил. Я сказал: «Выкинь это из головы». Но крупная сумма въелась в голову. Называлась сумма около 200 тысяч долларов. Мы поначалу отказывались. Но со временем чары денег сделали свое. Саня рассказал, что у него есть аппарат. Назвал его «горынычем». Сказал, что на месте пригодится. Мы подошли к забору церкви часов в 12 ночи. Саня перелез через забор. Нас попросил находиться рядом. Минут через 30-40 он вернулся. Сказал: «Все, пойдемте». Мы встали недалеко от забора. А он полез на балкон третьего этажа. Как он вскрывал балкон, не могу вам сказать. Рукой или ногой, так как у него ничего с собой не было. Потом изнутри открыл дверь, мы поднялись на третий этаж…

Молодые люди утверждают, что в основном все делал один Зайчиков. Только в самом начале Антон Алимской помог ему вытащить тяжелый сейф из шкафа. После этого ушел «стоять на шухере». Зайчиков остался в кабинете владыки один. Сварочным аппаратом он срезал металлические петли. Потом нашел на шифоньере топор. И с его помощью вывернул дверь сейфа. Затем аккуратно выгреб все содержимое в три сумки. Самую большую дорожную сумку на колесиках доверху утрамбовал деньгами – долларами, евро и рублями. Что не вместилось, сложил в спортивную сумку. Церковное золото, иконы и медали – в самый маленький пакет.

Клад

- Когда вышли из церкви, мы очень испугались этих денег, – продолжал Ежов. – Шли и рассуждали. Потом решили их оставить. Нашли место обоюдно: увидели, что трава высокая. Оттуда шел неприятный запах болота. В таком месте люди обычно не ходят. Саня туда пошел и все сложил.

Спрятав деньги, приятели вернулись в гостиницу, заплатили за номер и «пошли проветриться». Пока гуляли, увидели другую гостиницу. Остановились там.

- Было уже утро – часов пять. Мы рассуждали за эти деньги. Антон спросил: «Вообще, зачем они нужны?» Я сказал: «Мне лично не нужны, не знаю, зачем мы это сделали».

Подсудимые теперь клянутся, что сразу после преступления решили деньги вернуть. Думали только подождать удобного момента – то есть возвращения владыки, который в тот момент был в отпуске. А чтобы деньги лучше сохранились, решили их понадежнее перепрятать – закопать в другое место.

Отоспавшись до четырех часов дня, Ежов с Алимским отправились на базар. С лопатой и мешками они вернулись в номер.

- Было часов шесть вечера, когда мы поехали обратно в гостиницу. Зайчиков открывал нам весь заспанный, помятый. Едва я скинул футболку, постучалась администратор гостиницы. Я открываю дверь – и все, пистолет в голову, пару раз по ушам. Положили лицом в пол. И понеслось. Все произошло очень быстро. Я даже опомниться не успел.

Кто порылся в сумках?

Собственно, самое интересное во всей этой истории начинается после успешного задержания алматинской троицы.

Подсудимые говорят, что не знали точно, сколько украли. Деньги они не пересчитывали. Церковь же первоначально заявила, что из сейфа владыки исчезло 75 миллионов тенге, один миллион сто тысяч российских рублей, 48 тысяч евро и две тысячи долларов США (всего около 90 миллионов тенге). Никто из парней ничего против заявленной суммы не имеет.

Проблема в том, что часть денег до сих пор не возвращена владельцам. В полном объеме храм получил только украденные драгоценности. Что же касается долларов, евро, рублей и тенге – тут крупная недостача. Если перевести на тенге, куда-то исчез в общей сложности 41 миллион.

Адвокаты доказывают, что их подзащитные просто физически не смогли бы за полдня столько потратить. Из их номера изъяли только лопату, которая стоит копейки. Кто же тогда забрал остальное?

Показывать, где спрятаны деньги повезли Зайчикова. По его словам, когда оперативники привезли его в степь и открыли сумки, все купюры лежали на своих местах – ровно и аккуратно, как он их складывал накануне в кабинете владыки.

Зайчиков рассказал суду, что полицейские почему-то не стали сразу опечатывать сумки, не пригласили понятых, ничего не оформили. Вместо этого они отвезли Зайчикова на допрос. И только часа через два, когда уже начало смеркаться, его снова привезли в степь. И уже тогда сняли всю процедуру на видеокамеру.

- Когда во второй раз все открыли, я заметил, что деньги уже лежат не так, как прежде, – сказал Зайчиков. – Я их складывал плотно, горизонтально, ровненько. А когда сумки открыли перед камерой, там все было перевернуто, растрепано. Пачка с евро была разорвана. Видно было, что там не хватает купюр. Заметно было, что 10-тысячных купюр меньше стало. Самые крупные деньги пропали.

- Вы пытались это сказать? – поинтересовалась адвокат Татьяна Власова.

- Нет, до этого мне угрожали, чтобы я молчал и на камеру этого не говорил.

На следующее заседание суд пригласил полицейских, которые участвовали в задержании алмаатинцев. Может быть они смогут объяснить, куда исчезли церковные деньги.

А пока пресс-центр ДВД сообщает, что по факту исчезновения 41 миллиона тенге прокуратура возбудила уголовное дело. Сейчас его расследует финансовая полиция.

http://www.nv.kz/2012/11/29/46961/

www.titus.kz
яндекс.ћетрика
Warning: Unknown: write failed: No space left on device (28) in Unknown on line 0

Warning: Unknown: Failed to write session data (files). Please verify that the current setting of session.save_path is correct () in Unknown on line 0