Вороной. Часть 2/2
Всю дорогу молчали. В части, после того как он проставился двум старослужащим и прежнему старшине, после ужина я отправил бойца за Сержантом для обстоятельной беседы. Пришел он не один, с Иваном и Мишей. Несмотря на русские имена, это были узбеки, один с Красноводска, Миша из Манкента. Его за какие-то косяки до моего прибытия на службу разжаловали и на его место поставили меня. Он был старше по призыву и хотя он всячески демонстрировал лояльность и даже был моим помощником по узбекскому контингенту, коих было большинство, наши отношения трудно было назвать теплыми.
-Баха, чо ты в самом деле? Сержант же не маленький пацан какой-то, чтобы не отвечать за свои бабки – дохнул свежим перегаром Миша. – Или ты хочешь себе долю оставить за работу? – поглядывая то на Сержанта, то на Ивана - продолжал улыбаясь.
Они тоже лыбились гораздо смелее, чем позволяла субординация.
Эх, водка, водка. На фронте может и помогает от стресса и усталости и вдохновляет на подвиги, но в мирное время польза ее весьма сомнительна.
- Вы чо, сучары, о.уели вконец? - резко толкнув грудью Сержанта на Ивана нахрапом на максимальном басе одернул их поползновения на командирский авторитет. – Миша, чо за х.йня?- отделив так его от этих двоих с чуть меньшим басом и меньшей враждебностью – Я сделаю так, как и обещал Сержанту, договорюсь с офицерами и доведу до конца.
Они были несколько ошарашены и разделены мной на два лагеря: просто архаровцы и старшина, хоть и бывший. Дальше я с Мишей провел доверительную беседу, предварительно с пренебрежением выгнав в коридор Сержанта с Иваном. Пришлось проявить подобие дружелюбия для погашения признаков гнева за полученные им оскорбления. Разжевал ему, мол, так и так, не по понятиям лоховать командира. Если бы я ему не поверил, то навряд ли помог ему в продаже. Минут пять еще попинал ему уши по фене, потом пришлось терпеть его объятия. Ну хрен с ним, думаю, лучше потерпеть пять минут перегара чем махаловка четырех самцов пубертатного возраста с кровью и соплями.
С Сержантом разговор был короткий, надышался я уже перегара)) Сухо, без эмоций:
-Завтра при тебе отдам прапорщику и чтоб потом вообще не подходил близко.
-Д-д-да я вообще не хочу домой. Еще годик лучше потерплю.
- Ну тогда пошел нах.й- показал ему взглядом на дверь. - До завтра- я встал и проводил его до двери.
А самому было стыдно, что меня использовали, но предъявлять это – значит признать, думал я.
Утром в понедельник, после завтрака (я с прапорами и одним дембелем столовались после солдат) я подозвал Сержанта и в его присутствии пересчитали дензнаки, после чего я демонстративно еще раз представил Сержанта, его пожелания и оставил их за столом.
После этого раунда их переговоров у нас началась веселая неделя: каждый день пиво-водка, шашлык-машлык, кассетный видеомагнитофон с боевиками с элементами восточных единоборств и западной порнухой. Звезда Сержанта взошла, откуда ее не ждали: он считался лучшим солдатом для прапоров и самым шаристым для солдат.
Было чертовски неприятно чувствовать себя лохом, поэтому я максимально дистанциировался от контактов с Сержантом. При встрече я натягивал маску безразличия, у него был вид Александра Македонского при смотре плененных врагов.
Праздник не может длиться вечно, и поэтому после окончания денег его опять снарядили в экспедицию по добыче легкоусваиваемых непарнокопытных. До меня доходили слухи, что во время реализации очередной партии лошадок на базаре портового города Карабулак какие-то редиски умыкнули прицеп от трактора, на котором повезли скот. И поэтому восстановление убытка от этого обстоятельства трактористу, согласившемуся отвести товар на базар, легло на покатые плечики Сержанта, еще более втягивая его на такие дела.
Я как-то не особо вдавался в прибыльность деятельности этого предприятия. С Сержантом общение ограничивалось только служебной необходимостью и невозможностью просто отп.здить.
Служба шла своим чередом, карабулакские и манкентские сажали огород, другие косили сено, обрезали деревья, ухаживали за живностью офицеров: сотни кур, сотни кроликов в норах , нутрии, свиньи. Мы с дембелем Серегой (кстати, из Шымкента) вели философские беседы после дегустации посаженной им марихуаны. Склад ГСМ служил перевалочной базой для контрабанды военными топливозаправщиками ворованного в НПЗ бензина в сторону Киргизии. Офицеры хвастались полными багажниками деревянных рублей и дразнили солдат ухоженными проститутками.
В декабре я демобилизовался, но история с вороным для меня не закончилась. Следите за продолжением)))

Начало см http://titus.kz/?previd=95639
http://titus.kz/?previd=95681

www.titus.kz
яндекс.ћетрика