А о детях забыли...
На долгих одиннадцать лет упек за решетку Ёркинжана НАРТАЕВА приговор Южно-Казахстанского областного специализированного суда, признав его виновным в убийстве собственной жены. Однако уже в марте будущего года, проведя в местах лишения свободы полтора года, арестант может выйти на свободу.

Трагедия произошла 25 января 2017 года. 31-летняя учительница местной школы Юлдуз МАВЛАНКУЛОВА была найдена повешенной на потолочной балке сарая, где хранилось сено. Согласно первичным материалам дела тело женщины обнаружил ее супруг Ёркинжан Нартаев, он же вместе с братом и вытащил ее из петли. Родственникам и соседям мужчина рассказал, что жена повесилась. Однако мать погибшей не поверила и в первый же день обвинила зятя в смерти ее дочери.

- У них были очень плохие отношения в семье, - рассказывает мать Юлдуз Иззатай МАВЛАНКУЛОВА. - Зять постоянно бил мою дочь, а незадолго до ее гибели заявил, что намерен жениться на другой женщине и привести ее в дом. Дочь не давала согласия, за что и была жестоко бита. Я чувствовала, что все закончится убийством, так оно и произошло.

Полиция Сайрамского района возбудила уголовное дело по статье “доведение до самоубийства”, а через месяц закрыла с формулировкой “за отсутствием состава преступления”. Это было сделано, несмотря на очевидные следы побоев на теле погибшей женщины и результаты судебно-медицинской экспертизы, которая зафиксировала “следы и последствия механической асфиксии шеи, множественные кровоподтеки на спине, предплечьях, ссадины на коленях и голени, кровоизлияния в грудной клетке”.

Желая наказать убийцу, мать погибшей обивала полицейские и прокурорские пороги, но, только после того как в дело вмешались правозащитники, машина правосудия заработала. Вдовца, который все это время был на свободе, арестовали 9 сентября 2017 года как человека, причастного к гибели Юлдуз. Уголовное дело было передано из районного отдела в область, и тут выяснилось, что из него пропал очень важный вещдок: исчезла удавка, на которой висела женщина, а это чрезвычайно серьезная улика. Ведь на ней сохранились биологические материалы (пот, жир и пр.) потенциального убийцы, что расставило бы все точки над “i”. В ходе следственного эксперимента следователи из области обратили внимание на то, что Нартаев и его брат, которые вынимали Юлдуз из петли, показали разное место крепления веревки. Это заставило детективов усомниться в невиновности супруга погибшей, а результаты экспертизы, сделанной после эксгумации, укрепили уверенность полицейских в том, что перед ними убийца. Эксперт на эксгумированном трупе обнаружил два сломанных ребра, которые не заметил его коллега в ходе первой судмедэкспертизы. По заключению эксперта ребра были поломаны в последние дни и часы жизны Юлдуз. Следствие пришло к выводу, что женщина была сначала зверски избита, а потом повешена.

- Мы полагаем, что она оказалась жертвой преступления, а не самоубийцей, - делится результатами собственного расследования юрист неправительственной организации “Сана Сезим” Лилия ХАЛИУЛИНА. - Одним из многочисленных доказательств этой версии является тот факт, что перед гибелью Мавланкулова несколько раз звонила на “горячую линию” Генеральной прокуратуры. Женщина искала там защиты, и у нас есть распечатка этих звонков.

Следователи областного департамента и сами собрали немало улик, свидетельствующих в пользу того, что Юлдуз погибла от рук мужа. С этим же мнением согласился и межрайонный специализированный суд по уголовным делам, который за убийство супруги приговорил Ёркинжана Нартаева к 11 годам и 3 месяцам колонии строгого режима. Кроме того, суд обязал его выплатить 3 миллиона тенге морального ущерба матери погибшей.

Однако апелляционная коллегия областного суда посчитала приговор первой инстанции излишне суровым и постановила, что Ёркинжан Нартаев никакой не убийца, а тот, кто поколотил свою супругу, нанеся ей телесные повреждения средней тяжести, и довел ее до самоубийства. Коллегия решила, что полутора лет изоляции достаточно, чтобы осужденный искупил свою вину перед обществом. А еще по ходатайству Нартаева и его защиты судебная коллегия снизила сумму морального ущерба с трех до одного миллиона тенге.

Пока, правда, не то что теще - своим детям Ёркинжан не перечис­лил ни копейки. С момента гибели Юлдуз и по сей день отец не про­явил никакого участия к судьбе осиротевших сыновей. Впрочем, как и другие родственники со стороны их родителя. Все это время мальчики, старшему из которых три года, младшему - два, находятся на попечении матери Юлдуз.

- Как посмотрю на них, так серд­це кровью обливается, никому, кроме меня, они не нужны, - плачет бабушка. - Отец их не то что о здоровье малышей ни разу не побеспокоился, даже яблока одного им не передал, тенге одного не перечислил. Конечно, тяжко нам... Не знаю, что мы делали бы, не будь у меня сына. Он нас всех кормит.

Иззатай-апа даже не знала, что государством предусмотрены выплаты обоим ее внукам как детям, оставшимся без попечения родителей, а также другие льготы. Вместе с нею мы отправились сначала в Сайрамский районный отдел образования. Там долго не могли найти ответ, как стало возможным, что сироты де-юре оказались беспризорными. Оказалось, что процедуры оформления опекунства до нашего визита никто не затевал. Лишь в кабинете у акима района Бактияра МАМАЕВА вы­яснилось, что из-за нерасторопности отдела образования бабушка с внуками потеряла около миллиона тенге, что положены им государством. После нашего вмешательства и взбучки начальства сайрам­ские бюрократы зашевелились и оформление документов на получение пособий для детей Юлдуз Мавланкуловой началось. Более того, аким заверил, что эту семью возьмет под личную опеку, поможет с углем на зиму, с продуктами. С того дня прошел месяц, но пока ни угля, ни других щедрот от высокопоставленного покровителя дети так и не увидели.

Выйдет ли на свободу по весне отец мальчиков, решит Верховный суд, куда мать погибшей Юлдуз написала кассационную жалобу.

Зауре МИРЗАХОДЖАЕВА, Туркестанская область
http://www.time.kz/articles/risk/2018/10/17/a-o-detjah-zabili

www.titus.kz
яндекс.ћетрика